(Русский) ДИРИЖЕРЫ ЗАВТРАШНЕГО ДНЯ (“Играем с начала”)

Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

ДИРИЖЕРЫ ЗАВТРАШНЕГО ДНЯ
Национальный филармонический оркестр России вновь обзавелся стажерами

 

 

 

 

 

 

 

 

Оркестр Владимира Спивакова появился на свет в 2003 году, а уже в 2005-м по инициативе директора Георгия Агеева здесь возникла группа дирижеров-стажеров, поначалу состоявшая лишь из двух человек – Азиза Шохакимова и Дениса Власенко, на тот момент практически никому не известных. В последующие несколько лет группа пополнилась еще целым рядом молодых дирижеров, чьи имена сегодня также на слуху: Максим Емельянычев, Константин Хватынец, Алевтина Иоффе, Валентин Урюпин, Филипп Чижевский, Александр Соловьев, Алексей Верещагин, Алексей Богорад, Ксения Жарко... Потом наступила пауза, длившаяся более пяти лет. И вот в конце минувшего года состоялось своего рода второе рождение стажерской группы. В течение двух дней шестеро из восьми претендентов, отобранных руководством оркестра из десятков желающих, проводили открытые репетиции (седьмого – концертмейстера виолончелей НФОРа Петра Гладыша – зачислили в стажеры и без публичной пробы, а восьмому испытание еще только предстоит).

Многое было теперь не так, как в начале. Давно обрел зрелость сам оркестр, да и дирижеры подобрались уже успевшие «засветиться» на разных подиумах. Каждый обладает определенными дарованиями, а кое-кто – еще и умениями. Возможно, если бы речь шла о конкурсе, многие выбрали бы что-то более для себя выигрышное, дабы произвести максимально благоприятное впечатление на публику и жюри. Но и публики было с десяток человек, а в роли жюри выступали музыканты НФОРа. В качестве списка сочинений руководство оркестра предложило несколько произведений, которые коллективу предстоит в обозримом будущем играть в концертах, чтобы таким образом предварительно «размять» материал. И вот два дирижера взяли «Манфреда» Чайковского, еще два – «Русалочку» Цемлинского, один – Шестую симфонию Брукнера и один (одна) – Вторую симфонию Брамса. Что-то из этого оркестр ранее не играл, а что-то успел основательно подзабыть.

Чрезвычайно любопытная история получилась с «Манфредом». Это не самое удачное произведение Чайковского даже и опытным мастерам не всегда дается, а тут – практически начинающие. Результаты оказались очень разные, но в каждом случае неординарные. Сергей Акимов с ходу, без остановок продирижировал всю симфонию, что уже само по себе впечатляло. Пусть в быстрых темпах тонули те или иные куски, а музыка порой начинала восприниматься как еще один балет Чайковского, где герой – скорее сам композитор, а вовсе не Манфред, зато симфония пролетела на одном дыхании, и ощущения скуки, столь часто ей сопутствующего, не возникало ни на миг. Другой молодой дирижер, Дмитрий Матвиенко, ограничился лишь первой частью, постоянно возвращаясь к одним и тем же кускам и подробно, но сбивчиво объясняя оркестру, чего хочет добиться. То, что мы слышали, напоминало не столько первую часть большой симфонии, сколько ультраромантическую симфоническую поэму в духе Листа. Герой определенно погибал уже в этой, первой части, и в последующих просто не было надобности.

«Русалочке» выпало обрамлять программу выступлений. С нее начался первый день прослушиваний. У Арсентия Ткаченко полноценной коммуникации с оркестром пока не получилось, но интересным музыкантом он себя показал. Сочинение Цемлинского воспринималось у него неким последним изводом романтизма, что применительно к предтече нововенской школы выглядело немного неожиданно. «Русалочкой» же и завершил прослушивания Александр Хумала из Белоруссии, и у него она зазвучала куда как ближе к венскому модерну. Хумала – настоящий харизматик и уверенный профессионал. Ему было что сказать оркестру – в том числе и вербально, – и он точно знал, чего хочет добиться, и отлично это показывал.

Еще двое соискателей показались противоположным в сравнении друг с другом образом. Ариф Дадашев – дирижер уже достаточно опытный. Учитывая, что его имя постоянно мелькает на столичных театральных и концертных афишах, непонятно было, зачем ему вообще понадобилась эта стажировка. Дадашев взял Шестую симфонию Брукнера, и поначалу возникло ощущение: вот настоящий Брукнер, так это и должно звучать. Но чем дальше, тем больше происходящее напоминало, увы, лишь поверхностную «читку», и слушать становилось все скучнее и скучнее.

Анна Ракитина взяла Вторую симфонию Брамса, пройдя ее с оркестром практически от и до. Сразу было очевидно, что она – тонкий и глубокий музыкант, но вместе с тем ей несколько недоставало уверенности, умения повести за собой оркестр. Интерпретация первой и второй частей в целом впечатляла – даже притом что далеко не все намерения дирижера реализовывались. Но чем дальше, тем больше она упускала инициативу, и форма начинала расползаться. Дело тут, думается, не столько в гендерном моменте, сколько в молодости и нехватке опыта, а это преходяще. Зато тот неподдельный душевный трепет и свежее ощущение, казалось бы, заигранной музыки, особенно чувствовавшиеся в начале симфонии, дорогого стоят. 

Теперь молодым дирижерам предстоят невидимые музыкальному миру репетиционные будни, а затем и концерты «Знай наших!», особенно важные для тех, кто еще не успел по-настоящему заявить о себе в Москве. Будет интересно вновь встретиться с каждым из них, но особенно – с Александром Хумалой, которому уже сейчас стоило бы доверить целую программу. Нет ни малейшего сомнения, что в ближайшие годы он займет заметное место на мировом дирижерском Олимпе. И это имя я бы рекомендовал читателям запомнить в первую очередь.

На фото: А. Хумала, А. Ракитина, С. Акимов

Морозов Дмитрий 
31.01.2018

Сайт всероссийской музыкально-информационной газеты "Играем с начала" 
(www.gazetaigraem.ru)

 
Share on Facebook0Share on VKTweet about this on Twitter0Share on Google+0Email this to someone

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *