Владимир Спиваков: «Жалоб на акустику Дома музыки больше не будет»

Владимир Спиваков в ноябре привез в Москву двух звезд классической музыки: 6 ноября примадонна Вальтрауд Майер уже спела о любви и смерти по-вагнеровски, а 29-го Страдивари израильского виртуоза Вадима Глузмана пройдет сквозь испытание скрипичным концертом Эрнеста Блоха. О том, почему он не ревнив к выдающимся музыкантам, и о многом другом Спиваков рассказал обозревателю «Известий». — В этом сезоне Дом музыки празднует десятилетие. Подведите итоги, пожалуйста. — Если не быть псевдоскромным, могу сказать, что положил очень много здоровья, нервов и времени, отказываясь от многих выгодных и интересных предложений, чтобы быть в Москве и чтобы Дом музыки зажил полноценной жизнью. Удалось договориться с новой властью, с Сергеем Собяниным в частности, об улучшении акустики Светлановского зала. Кстати, договоренность была достигнута после выборов. Это была самая главная проблема Дома музыки. Форма круглого зала изначально представляет большую сложность для создания хорошей акустики. Когда зал строили, я все время напоминал об этом Юрию Михайловичу Лужкову, но, к сожалению, он послушал других людей, которые говорили: оркестр как сядет, как даст, так все будет хорошо. Оказалось, не все. Многие музыканты жаловались. С самого начала мы убрали из-под сцены 50-сантиметровый слой стекловаты. Потом несколько улучшил акустику орган. Но кардинальных изменений не произошло. Теперь созданием великолепной современной акустики займется крупнейшая американская акустическая фирма Meyer Sound, которую мне порекомендовали выдающиеся американские дирижеры. Надо видеть, как эти люди работают! К празднику десятилетия, я думаю, все будет готово. Жалоб больше не будет — все, кто достоин выступать в Доме музыки, будут счастливы. — Вы говорили, что трудно возвращаться к скрипке после дирижирования. Сейчас у вас есть сольные планы? — В феврале я сыграл 10 сольных концертов в самых крупных городах Америки. Сам от себя такого подвига не ожидал: в моем возрасте подобные вещи не очень-то возможны, учитывая все остальное, чем я занимаюсь. Залы были переполнены, получил превосходную критику. Теперь, когда я нервничаю перед выступлением, моя жена Сати говорит: «Вспомни, что про тебя написала Boston Globe». В апреле у меня будет концерт в Мадриде. К сольным выступлениям нужно готовиться как минимум за две недели и очень много работать. Но я стараюсь выполнять завет Ойстраха: «Даже если вы очень заняты, нужно играть 20 минут каждый день». — Удается? — Да. Вот только перед вашим звонком отложил скрипку. Писал штрихи и аппликатуру для оркестра. — Пробовали ли вы себя в игре на более крупных струнных инструментах? — Я немного играю на альте, например, когда нужно выбрать инструменты для Национального филармонического оркестра России. А начинал учиться музыке я на виолончели. Но она оказалась для меня слишком тяжела, и через две недели я попросил родителей дать мне что-нибудь, что будет не так тяжело носить. — «У одного в душе больше Моцарта, у другого — Сальери», сказали вы «Известиям» несколько лет назад. Если вы посмотрите в свою душу, сможете увидеть там обоих? — Нет места Сальери в моей душе. Потому что каждый день стараюсь сделать что-то доброе. Во-вторых, человек я не ревнивый, и это дает свои плоды. Я приглашаю очень хороших дирижеров в Национальный филармонический оркестр России. Благодаря этому музыканты могут видеть безразмерность океана музыки. Из интервью Владимира Спивакова «Известиям» от 8 ноября 2012
Share on Facebook0Share on VKTweet about this on Twitter0Share on Google+0Email this to someone

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *