Владимир первой степени

Владимир Спиваков

В сентябре у Владимира Спивакова тройной юбилей — 35-летие «Виртуозов Москвы», 20-летие Благотворительного фонда и собственное 70-летие. В эксклюзивном юбилейном интервью «Российской газете» он поделился настроением.

— Владимир Теодорович, можно начать с неюбилейного? Все отечественные музыканты давно и с болью говорят о разрушенной системе музыкального образования, а правительство только что одобрило закон о дополнительном образовании — вы имели к этому отношение?

Владимир Спиваков: Надеюсь, что имел — много раз говорил об этом, в том числе на совете по культуре при Президенте. Думаю, что наше будущее также и в прошлом. Музыкальные школы были прочной основой, а с новым поколением уже есть проблемы — все меньше и меньше людей способны вот так сразу встать под флаг Национального филармонического оркестра, представлять Россию на международной арене как страну с высочайшими культурными традициями.

— Последние годы часто говорят о том, что в музыкальной жизни России все главное решает «чрезвычайная тройка» — Гергиев, Башмет, Мацуев. Вы согласны? И где видите себя при таком раскладе?

Владимир Спиваков: Во всяком случае, уже много лет упомянутая вами «чрезвычайная тройка» и примкнувший к ним Спиваков не могут добиться особого статуса для Центральной музыкальной школы. Ведь она уникальная, Сталин эвакуировал ее из Москвы одной из первых. А нам до сих пор добиться особого статуса не удается, бодается теленок с дубом. В любой армии есть элитные войска, элита нужна, и её необходимо создавать. А ведь единственная подобная школа в мире есть только в Лондоне, да и появилась она после того, как Иегуди Менухин посетил ЦМШ.

— Сейчас сами доращиваете кадры?

Владимир Спиваков: И не только себе, причем большими и тяжелыми трудами. У нас был замечательный опыт сводного оркестра молодых людей из стран СНГ, играли молодые музыканты из Грузии, Узбекистана, Украины, Армении, Белоруссии, Азербайджана. Уровень был разный, но, с большим количеством репетиций и самоотверженной тратой времени, все удалось собрать и привести к общему знаменателю. В результате, когда мы играли в ООН, после концерта ко мне против протокола подошел Пан Ги Мун и сказал, что это лучший день в его работе на этом посту.

Эффективность культуры

— А откуда-то сверху из начальственных кабинетов все время говорят об эффективности во всех отраслях…

Владимир Спиваков: Меня это отпугивает. В памяти встает фигура Евгения Мравинского, который колоссальное количество времени тратил на подготовку к концертам. Иногда это были сочинения, которые он играл десятки раз. Сегодня великий маэстро был бы самым неэффективным. Вряд ли он бы успел на три концерта в разных городах в один день.

— Но ведь пресловутые требования к эффективности культуры — не только российская проблема?

Владимир Спиваков: Не скажите, не все идут по этому пути. Чтобы сохранить качество, например, в американских оркестрах вывешивают план работы на следующий год перед летним отпуском, и оркестранты обязаны за лето выучить свои партии, и часто играют их наизусть. Я был тому свидетелем.

— Только что видела такое планирование работ для оркестра Большого театра.

Владимир Спиваков: И оркестр, кстати, превосходный. Мне довелось дирижировать этим оркестром «Колокола» Рахманинова, премьеру которых сто лет назад дирижировал великий автор.

— Похоже, что и назначение Тугана Сохиева музыкальным руководителем Большого не обошлось без вашего участия? Он ведь впервые появился в Москве на сцене Дома музыки?

Владимир Спиваков: Сохиев работал с Национальным филармоническим оркестром России неоднократно, и оркестр его полюбил, но все-таки идея не моя, а генерального директора Большого Владимира Урина. Да, Урин был на концерте Сохиева и оркестра Капитолия Тулузы у нас в ММДМ. А я действительно дружен с Сохиевым, мы неоднократно вместе музицировали. Вспоминаю наш совместный концерт в Тулузе, когда один сумасшедший расстрелял людей, даже детей. В этом году Туган Сохиев выступал с НФОРом на фестивале классической музыки в Кольмаре (Владимир Спиваков — художественный руководитель фестиваля с 1989 года -«РГ»), и, надеюсь, будет дирижировать НФОРом еще не раз.

— Есть еще один замечательный музыкант, вовремя получивший вашу поддержку — сопрано Хибла Герзмава. Этот год она начала под облаками на церемонии закрытия олимпиады в Сочи и закончит на сцене Метрополитен со сложнейшей партией, но было время, когда не медаль на конкурсе Чайковского, а именно ваша поддержка была для нее очень важна. И ведь не только Хибле, которая сейчас собирается петь на концерте в честь вашего юбилея.

Владимир Спиваков: Ей никак не могли дать давно заслуженное звание, а я написал Дмитрию Анатольевичу Медведеву, который был в то время Президентом РФ, и через три дня получил положительный ответ. Что же касается конкурсов, Евгений Кисин взошел на Олимп вообще без них. Сейчас он меня очень тронул: Женя не смог быть на юбилее, но специально снял студию Steinway в Париже и в качестве подарка записал на видео «Посвящение» Листа.

Неравнодушие — путь к счастью

— Так мы подошли к теме, заслуживающей особого внимания — ваш благотворительный фонд возник одним из первых в России.

Владимир Спиваков: До организации своего благотворительного фонда я стоял у истоков рождения «Новых имен» и первые благотворительные концерты мы провели для восстановления храма Большого Вознесения у Никитских ворот.

— При нынешнем обилии благотворительных программ время от времени всплывают истории о злоупотреблениях. Вы успеваете контролировать благотворительный фонд вашего имени?

Владимир Спиваков: У меня даже мыслей таких нет, мне вообще трудно с моим воспитанием подобные вещи представить себе, в жизни не прочел чужого письма и не залезал в чужой шкаф. Спокоен за Благотворительный фонд абсолютно, вижу результаты постоянно. Счастлив, что дожил, когда вижу больших артистов, выросших с помощью фонда из талантливых детей. Просто нужно быть неравнодушным. Неравнодушие, вообще-то — путь к счастью. Для многих работающих в фонде людей это дело стало смыслом жизни, и, хоть это не наш профиль, фонд оплатил 114 операций. А вообще мы поддержали более 20 тысяч детей — не такая уж маленькая здоровая ячейка человеческого сообщества.

Боксерский раунд в Гарварде

— Весь год вы провели как обычно, в гастролях. Хоть какое-то юбилейное настроение уловили?

Владимир Спиваков: Конечно! Начал пить «Новопассит»! Но, если серьезно, юбилей ведь не только у меня. Мировое турне в честь 35-летия «Виртуозов Москвы» начиналось с России, от Старого Оскола до Южно-Сахалинска и Хабаровска, а продолжалось месячным турне по США. Вот там я получал и цветы с траурной лентой и оборванными бутонами, и пикеты протеста. Чистейшая правда. Запад боролся за свободный выезд из СССР, теперь во время нашего концерта на сцену в Гарварде вышел молодой человек и стал говорить в мой адрес гнусности. Например, что я подписал письмо против Ходорковского, что неправда. Я на него пошел, раздумывая, не использовать ли мне спортивные навыки (у Владимира Спивакова спортивный разряд по боксу — «РГ»), но сдержался: он бы получил страховку и паблисити, а я американскую тюрьму. В итоге его унес полицейский. Но когда этот полицейский после концерта пришел ко мне в гримерку извиниться за инцидент, а я как раз приводил себя в порядок, он посмотрел на мою фигуру и сказал: «Нey, guy, you can do it». Хороший комплимент! Этот момент запечатлен в ютьюбе, там висит «концерт «Виртуозов Москвы» в Гарварде» — видно, что мы сошлись как два боксера в 10м раунде.

— Причина — ваши высказывания относительно ситуации в Украине?

Владимир Спиваков: Я не высказывался относительно Украины, я беспредельно, глубоко ранен тем, что там происходит. Как у Грига пьеса, помните — «Раненое сердце»? Мои родители из Одессы, и после того, что случилось в Доме профсоюзов, я не пожалел, что подписал письмо в поддержку Путина, хотя мне это стоило долгих размышлений. На войне очень трудно искать справедливость, и я мечтаю, чтобы это все скорее закончилось. У российских людей к украинцам ненависти нет. А информационную войну мы проиграли, и, боюсь, в следующем поколении в правительство в Киеве придут люди, отравленные стрелой ненависти к России. Вообще я спрашиваю свою совесть, как поступать, так вот — Фонд как поддерживал детей, в том числе с Украины, так и будет поддерживать. Что бы ни случилось.

Ивановка как русский Кольмар

— Уже четверть века вы художественный руководитель фестиваля во французском Кольмаре. Да, в Москве существует фестиваль «Владимир Спиваков приглашает», но может ли маленький российский городок стать обладателем собственного события такого уровня?

Владимир Спиваков: Знаете, как в старинной легенде — люди слишком рано убирают листья под деревьями, забывая, что это почва для растений. Необходимо хорошо постараться, чтобы, наконец, сделать концертные залы в усадьбах наших великих гениев. Вчера мы играли во Владимире у подножия руин замка графа Владимира Храповицкого. Символический жест, на концерте четыре с половиной тысячи человек стоя приветствовали оркестр. Убежден, что это место возродится, и усадьба с фонтанами и парком может стать русским Версалем. У нас есть Клин, и он мог бы стать местом паломничества людей всего мира, гений Чайковского сумел его покорить. Еще бывают неслучайные совпадения. Энтузиаст Александр Иванович Ермаков привел в порядок дом Рахманинова в деревне Ивановка Тамбовской области, а я в благодарность подарил ему икону XVII века с Архангелом Михаилом — и оказалось, что этот святой был покровителем семьи Рахманиновых.

— В этих местах могли бы регулярно выступать «Виртуозы Москвы» и НФОР?

Владимир Спиваков: И не только, многие оркестры России и мира сочли бы за честь. А пока в планах НФОРа, кроме остального, участие в концерте в Праге в январе — он посвящен освобождению советскими войсками Освенцима. Считаю это участие своим долгом. Историю ведь часто перелицовывают в угоду интересам правителей. Но интересы — это временное, а развитие нашего человеческого бытия происходит как бы между двумя точками — интересами и идеями. В конечном счете, победят идеи.

По материалам информационного портала «Российская газета» от 11 сентября 2014

Share on Facebook0Share on VKTweet about this on Twitter0Share on Google+0Email this to someone

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *