Сергей РОЙЗ: «Сыграть в оркестре у СПИВАКОВА — все равно, что слетать в космос»

В первых числах июня 2015 года в Омске прошел уже ставший традиционным музыкальный фестиваль «Владимир Спиваков приглашает…». На этот раз маэстро отступил от правил и не привез молодых солистов, которые часто становились открытием филармонических сезонов. Причиной был выбор программы — акцент делался на произведениях Дмитрия Шостаковича, предполагающих лишь оркестровое исполнение. Но как раз это стало поводом для другого, не менее удивительного события. Гитарную партию в джазовых сюитах Шостаковича вместе со знаменитыми гостями исполнил омский музыкант — главный дирижер Омского цирка, создатель группы «Bridge to you», преподаватель ОмГУ Сергей РОЙЗ. О том, как сбылась его давняя мечта, как пригодилась любимая гитара и каким в тесном общении оказался великий маэстро, он рассказал корреспонденту «КВ» Эльвире КАДЫРОВОЙ.

— Сергей, расскажите, как вы получили приглашение?

— Мне позвонили недели две назад и сказали: «Скоро состоится четвертый фестиваль Владимира СПИВАКОВА. Хотим пригласить вас выступить с Национальным симфоническим оркестром России». Звучит-то как! Я говорю: «Это все равно, если бы вы сказали, что берете меня в отряд космонавтов». А потом говорю, это, конечно, честь для меня, но я должен ее еще и оправдать. Поэтому надо посмотреть материал. Мне прислали ноты, двадцать страниц, выслали запись оркестра. Я почитал все это, посмотрел. Потом еще посмотрел, как играет подобную музыку Нидерландский оркестр, Берлинский оркестр. У них все-таки присутствует какая-то немецкая статичность, выправка, все так ровненько. Здесь же есть душевное, живое начало.

— Наверное, это идет от самого маэстро СПИВАКОВА?

— Да. Вот он – как живая легенда. И в то же время ты можешь запросто к этой легенде прикоснуться. И в его коллективе ощущается большое взаимное уважение. Музыканты приходят разыгрываться заранее. Если в пять назначена репетиция, в два часа они уже начинают «шаманить». Я смотрю: сидят эти опытные музыканты, просто монстры, с которыми, может быть, СПИВАКОВ еще и начинал, и рядом – талантливая молодежь. У него первая скрипка – молодой парень. Может, старики, конечно, и обижаются, но это не заметно. СПИВАКОВ вообще подтягивает к себе талантливых музыкантов, дает им возможность реализоваться.

— А он подошел познакомиться с новым человеком?

— Он меня поприветствовал. Я сидел возле рояля, и когда он проходил в оркестр, то улыбнулся и сказал: «Очень приятно». Знаете, он может кивком головы, каким-то благородным жестом заменить все это наше панибратство. Это человек такой высочайшей культуры, которой нам сейчас очень не хватает. Приветствие у него – целый ритуал. К кому-то он подошел, плечом прижался, кого-то так интеллигентно потеребил. К группе обратился жестом: «Как дела?» — «Все ОК!» Чувствуется, что есть у него и любимчики, но все это в пределах такта. После репетиции высказал несколько пожеланий. И это было не «я хочу, я требую», а «мне хотелось бы…» Все спокойно и деликатно. Без ора. Ор ведь когда бывает – когда дирижер этакий мини-диктатор.

— Это вы не из личного опыта случайно?

— Нет! Я же 36 лет здесь работаю, ни одного человека не уволил. Я даже двойки не ставлю студентам. Вот. А в оркестре у них очень хорошие инструменты.

— Вам тоже инструмент выдали?

— Гитара как раз была моя. Причем это настоящая джазовая гитара немецкой фирмы Hofner. Она сделана из муарового дерева, которое растет на границе Югославии и Македонии. Мне один мастер говорил, что это очень редкий сорт – лимонник. Звук у нее роскошный. Когда я купил ее, я думал, что мы в Омске будем играть джаз.

— Где купили?

— У гитариста Тани ОВСИЕНКО. Тот был на музыкальной выставке во Франкфурте, и она ему там досталась за полцены как выставочный экспонат. А я у него купил еще дешевле. Потому что гитара красивая, но не попсовая. Она у меня долго лежала, я поигрывал на ней иногда, и вот – пригодилась.

— Как к вам отнеслись столичные музыканты?

— Хорошо, приветливо. Спрашивали меня: а что играет ваш симфонический оркестр? Я говорю: такие же концертные программы, но у нас немного другой репертуар. На репетиции, когда мы все прошли, СПИВАКОВ опять повернулся ко мне и сказал: «Очень приятно». Оркестр зааплодировал. Ну а я привстал и ответил: «Спасибо». После концерта музыканты подходили, поздравляли.

— А у них есть свой исполнитель вашей партии? Почему он не приехал?

— В штате Национального симфонического оркестра нет гитариста. Видимо, гитара используется очень-очень редко. И поэтому, если нужно, просто кого-то приглашают. Так экономически выгоднее. Я очень счастлив был, что как-то вышли на меня. Всю жизнь мечтал сыграть с симфоническим оркестром, но чтобы с оркестром СПИВАКОВА – этого я даже представить не мог.

— Владимир Теодорович очень эмоционально дирижирует.

— Да, причем, когда он показывает струнной группе, видно, что он сам в душе играет. Он ведь скрипач. Духовым показал, и эти контр-фаготы у него так взревели! Там если в них снаряд зарядить, точно долетит до Америки, столько энергии. Репетицию он провел, как хороший футбольный тренер, который не утомляет команду перед игрой. Зато потом был такой драйв, такое настроение! И вот это ощущение команды, единства. Это действительно какой-то космос.

— А дирижер дирижера лучше понимает, чем просто музыкант?

— Разные бывают дирижеры, разные музыканты. Но здесь – да. Я когда к СПИВАКОВУ после концерта подошел, попросил с ним сфотографироваться, а то, мол, когда еще придется, он мне сказал: «У вас так ловко все получается». Я говорю: «А я тоже много лет работаю дирижером, только эстрадного оркестра». Он: «А я сразу понял! Вы так смотрите – малейшее движение ловите, понимаете». И добавил: «В следующий раз встретимся, сыграем что-нибудь еще».

Источник: «Коммерческие Вести», Омск

Share on Facebook0Share on VKTweet about this on Twitter0Share on Google+0Email this to someone

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *