Владимир Спиваков: «Музыка утешает и дарит надежду»

spivakov_article_1_0

Московский музыкальный фестиваль «Владимир Спиваков приглашает» открылся в Доме музыки. Каждый концерт фестиваля — премьера, каждый участник — громкое имя в мире музыки. В интервью «Вечерке» маэстро рассказал, что помогает ему собирать лучших исполнителей.

— Вы организатор и вдохновитель нескольких международных фестивалей, благодаря которым друзьями России стали выдающиеся артисты и музыканты. Как вам удается быть послом дружбы и мира в сегодняшней сложной политической ситуации?

— Я не разочаровываю друзей, не даю им обманчивых надежд, не позволяю себе обманывать ожидания других людей и врать. А еще я не завидую. Что касается нашего времени, то пугает рост агрессии и насилия. Почему-то темная сторона жизни выступает на первый план.Идет откровенное надругательство над человеческими ценностями, моралью.

— Видно, что, говоря об этом, вы переживаете. Скажите, а переживания обогащают музыку?

— Вне всякого сомнения. Они наполняют музыку гораздо сильнее, чем радость и счастье. Я пришел к выводу, что глубокие, содержательные люди воспринимают жизнь не как комедию, а как трагедию. Я еще умудряюсь шутить, но все реже и реже, и между спором героев в романе Грэма Грина «Комедианты»: «Наша жизнь — трагедия или комедия», склоняюсь к первому жанру.

— Может ли музыка помочь в борьбе с «темной стороной жизни»?

— И я, и мои музыканты, и участники фестиваля — лучшие музыканты мира — стараются гасить агрессию, которая накопилась в мире. Кто-то должен ее гасить! Все, что мы можем сделать сегодня, — это дать людям утешение и надежду.

— На фестивале вы исполните 21-й концерт Моцарта для фортепиано с оркестром и Римского-Корсакова «Моцарт и Сальери». Почему вы выбрали эти произведения?

— Я исполню музыку Моцарта с теми штрихами и акцентами, которые сделал лично, и Римского-Корсакова «Моцарт и Сальери», где я прописал разные по звучанию партитуры Моцарту и Сальери. Это будет эксклюзивное исполнение, и в нем вы найдете ответ — почему «гений и злодейство вещи несовместные».

— Кстати, вы с этим согласны?

— Пушкин видел вперед, на века… Правда, моя точка зрения — Сальери не отравлял Моцарта. Иначе Бетховен не сделал бы ни одного посвящения Сальери. Бетховен был человек правды, который каждое свое письмо подписывал «Бетховен», а не «ваш покорный слуга». Но этой фразой «о гении и злодействе» и убийством Моцарта Пушкин хотел сказать, что в истинном искусстве в конце концов интуиция побеждает разум. Если рядом поставить сочинения Сальери и Моцарта, мы увидим, насколько далеко шагнул Моцарт…

— Но ведь Антонио Сальери был хорошим музыкантом, а не бездарным завистником?

— Сальери был очень хорошим музыкантом, очень профессиональным и виртуозным. Но свою музыку он писал и исполнял согласно разуму, технике, а не божественной интуиции, духу или душе.

— Как вы думаете, почему Пушкин, поднимая вопрос о гениальности и злодействе, обратился к личностям двух композиторов, а не писателей, политиков?

— Возможно, потому что язык музыки понятен всем, и музыка — это эмоции, мысли, переживания, идеи, заключенные в черных точках нотного стана. Произведения писателей, идеи политиков могут устареть, а великая музыка будет жить до тех пор, пока существует мир. Закончится музыка — исчезнем мы. Пушкин взял композиторов Моцарта и Сальери как создателей самого эмоционального языка.

— А кто ваши любимые поэты?

Я поклонник поэзии Серебряного века. Люблю и поэтов-шестидесятников. Лично был знаком с Андреем Вознесенским, дружу с Евгением Евтушенко, люблю творчество Иосифа Бродского. Если буду выделять самых любимых, наверняка кого-то забуду, а этого бы не хотелось. И сегодня есть замечательные поэты. Возможно, не такая яркая плеяда, как во времена Пушкина или Серебряного века, но это настоящие поэты. Сейчас в искусстве в силу многих обстоятельств и причин происходит процесс накопления, а впереди нас ждут чудные открытия.

— Нередко свои концерты, фестивали вы сравниваете с театральным спектаклем. Дружба с великим режиссером Георгием Товстоноговым, которому этой осенью исполнилось бы 100 лет, повлияла на ваше творчество?

— Да, мы дружили с Георгием Александровичем, и я восхищался им. Самое главное, чему научил меня Товстоногов, — как добиваться гармонии. В каждом его спектакле были ясная мысль, четкая идея и идеально выверенные мизансцены. Товстоногов достигал гармонии всеми способами, включая высшую математику, он соединил искусство и алгебру.Каждый спектакль Товстоногова был музыкой. Жаль, что такие люди, как Георгий Товстоногов, уходят… Признаюсь, что каждый фестиваль, концерт я строю так, чтобы в нем была стройность, гармония, общая идея и чтобы каждый звук имел точечный посыл залу.

— Какой концерт фестиваля «Владимир Спиваков приглашает» для вас самый главный?

— Я не играю концертов, которые не пропускаю через сердце. И все они для меня главные. Как и композиторы, чьи произведения я исполняю. Если играю Баха, то люблю Баха, играю Шопена — люблю Шопена. Ведь без любви музыка не рождается. Без нее вообще ничего хорошего родиться не может.

— В чем отличие программы этого фестиваля от предыдущих?

— В этом году из-за отсутствия спонсора нам пришлось несколько сократить ее и количество выступающих звезд, но, поверьте, фестиваль пройдет на высоком уровне и обязательно оставит свет в сердцах публики.

Анжелика Заозерская

«Вечерняя Москва», 11 ноября 2015

Share on Facebook0Share on VKTweet about this on Twitter0Share on Google+0Email this to someone

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *