Портал «Бельканто» — о закрытии фестиваля «Владимир Спиваков приглашает…»

Игорь Корябин, belcanto.ru. 07.01.2018

 Завершение уходящего года в преддверии нового всегда предполагает праздничное настроение, и в стороне от вполне естественного стремления это праздничное настроение создать не остается и сфера академической музыки. В данном случае под праздником – речь пойдет о конце года в Москве – меломаны в первую очередь понимают, конечно же, не саму развлекательность в смысле веселенького программного контента, хотя обойтись без такового, понятно, каждый раз не удается. Новый год есть Новый год, и мы непременно ждем от него чего-то необычного, экстраординарного в отношении либо исполнителей, либо незаигранного, редкого для наших концертных залов репертуара.

По первому пути наших ожиданий – наиболее эффектному, но и наиболее сложному с точки зрения претворения в жизнь – решил пойти IX Московский музыкальный фестиваль «Владимир Спиваков приглашает». В вечер его закрытия 28 декабря в Доме музыки в сопровождении Национального филармонического оркестра России был анонсирован гала-концерт звезд мировой оперы – сопрано Альбины Шагимуратовой (Россия) и тенора Франческо Мели (Италия). Но потенциальный гастролер с Апеннинского «сапога» априори вызывал робкую настороженность. Преждевременно – опрометчиво рано – изменив своему природному лирическому амплуа, презрев стихию бельканто и переметнувшись в погоне за славой и гонорарами в чужеродную сферу крепких драматических партий традиционного репертуара, в последние годы этот исполнитель стал выявлять неровность, проблемность вокальной формы, довольно часто отменять выступления. И хотя ближе к дате концерта Москва стала полниться слухами, что певец не приедет, еще накануне всё было спокойно – и мы его продолжали ждать, ведь официальная информация об обратном отсутствовала.

Сомнений не было и потому, что за два дня до концерта Альбина Шагимуратова в программе «Главная роль» на телеканале «Культура» поведала интересную информацию. Несмотря на то, что ее сегодняшнее лирически-«крепкое» амплуа с нынешним амплуа Франческо Мели не пересекается, один совместный номер – дуэт Лючии и Эдгара из «Лючии ди Ламмермур» Доницетти – в концерте всё же оказался запланирован. Но утром 28 декабря с афиши концерта на сайте ММДМ имя певицы неожиданно исчезло. Нет, приезжать ей ниоткуда было не надо, ведь сегодня ее дом – Москва. Причина – внезапное недомогание, болезнь. С певцами, инструмент которых под названием «голос» – самый хрупкий и чувствительный из всех существующих музыкальных инструментов на земле, такое случается, к сожалению, довольно регулярно. При этом Альбина Шагимуратова – одна из тех певиц, которые к профессии относятся более чем ответственно, так что в чистоте подобного форс-мажора никаких сомнений нет и быть, конечно же, не может.

Вместо заявленной исполнительницы возникло имя солистки Большого театра России, сопрано Анны Аглатовой, а уже днем из афиши исчез и Франческо Мели. Альтернативой ему стал Дмитрий (Дмитро) Попов, украинский тенор, ныне живущий в Германии. С такой экстремальной двойной заменой и прошло закрытие, так что этот концерт по аналогии с самим фестивалем впору было назвать «Владимир Спиваков экстренно пригласил…».

Но то, что не приехал Мели, было, как говорится, полбеды. Под занавес ушедшего года гораздо более сильное разочарование испытали поклонники (прежде всего, поклонницы!) распиаренного на все лады немецкого «душки»-тенора Йонаса Кауфмана (его концерт в Большом зале консерватории 31 декабря так и не состоялся). Официальной причиной неприезда певца тоже названа болезнь. И хотя вслух об этом, естественно, не говорят, «причина сей причины» также кроется в нынешних проблемах голоса исполнителя, обусловленных его репертуарной всеядностью и звездной самоуверенностью: к подобному нетворческому исходу это закономерно и привело.

Похоже, в канун уходящего года звезды на небе выстроились настолько неудачно, что заманить зарубежных музыкальных звезд на московский оперный небосклон им оказалось проблематично. Но отдадим должное Владимиру Спивакову: экстренно скомпонованная им программа предстала достойной альтернативой, хотя настроиться на замену в силу чисто психологических причин было непросто. Когда в долгом ожидании живешь одним, а вместо этого получаешь совсем другое, иначе просто и быть не может. Но как ни крути, а в двух отделениях программы прозвучали семнадцать номеров, причем десять из них были вокальными! Маэстро, всегда точно знающий, как создать праздник, сумел создать его и на сей раз. Начав в первом отделении и в сáмом начале второго с популярной классики оперы, общий музыкальный тонус вечера он «облегчал» постепенно, изящно плавно вовлекая в ткань концерта итальянскую песню, сарсуэлу, оперетту, а также зажигательные ритмы польки и марша как традиционный ассортимент венского новогоднего меню.

Марш был всего один, но зато им стал знаменитый «Марш Радецкого» Иоганна Штрауса (отца), который, конечно же, дал публике «счастливый» шанс похлопать под его музыку в ладоши и хотя бы мысленно представать себя на традиционном Новогоднем концерте в «золотом» зале Венской филармонии. Весьма эффектно и к месту прозвучали польки Иоганна Штрауса (сына) «Только вперед» и «На охоте», а в качестве одной из популярнейших оркестровых пьес легкого академического жанра – интермеццо из сарсуэлы Хименеса «Свадьба Луиса Алонсо». Оперно-симфонический пласт составили на редкость живые, экспрессивные, стилистически выдержанные интерпретации увертюр к операм «Севильский цирюльник» Россини, «Норма» Беллини и «День царствования» («Un giorno di regno») Верди. Последнюю в отечественной традиции, непременно переставляя акценты, почему-то принято называть даже не «Король на день», а «Король на час»!

Опера «День царствования» (ее оригинальное название – «Мнимый Станислав») – вторая опера Верди, причем – комическая. Фирменного композиторского стиля автора «Набукко» в ней, понятно, еще нет и в помине, и увертюра в игриво-опереточном стиле, открывшая второе отделение вечера, стала логическим переходом к более легкому репертуару. Последним оперным всплеском явилось болеро Елены из «Сицилийской вечерни» Верди, номер типично концертный даже в рамках сюжета самóй оперы. Его потрясающе эффектно – подвижно, легко, музыкально – исполнила Анна Аглатова. Эта певица, одна из заметных представительниц оперной труппы Большого театра России, сегодня находится в великолепной вокальной форме: на фоне приглашенного ансамбля зарубежных певцов, задействованных в недавней осенней премьере «Альцины» Генделя, в партии Морганы она сумела подняться едва ли не до статуса главной героини спектакля!

Другими оперными номерами в исполнении певицы стали каватина Розины из «Севильского цирюльника» Россини и большая, развернутая ария Норины из «Дона Паскуале» Доницетти. Первая – неизменная «визитная карточка» певицы в ее концертных программах, вторая – принадлежность образа, созданного ею в постановке Большого театра. И оба этих вокальных портрета – точные, яркие и сочные попадания в стилистику музыкального материала. Перейдя в легкое репертуарное поле, солистка академически акцентированно – без нарочито эстрадной «попсовости» – предложила нам известнейшую контрастно-чувственную арию Джудитты из одноименной оперетты Легара, а в ансамбле с тенором Дмитрием Поповым довольно органично слилась в финальном дуэте Виолетты и Альфреда из вердиевской «Травиаты».

Сольно Дмитрий Попов спел арию Хозе из оперы Бизе «Кармен», арию Принца Су-Чонга из оперетты Легара «Страна улыбок», а также три итальянские песни («Рассвет» Леонкавалло, «Вернись в Сорренто» Де Куртиса, «Влюбленный солдат» Каннио). Эти пять номеров явили вполне представительный срез возможностей исполнителя, раскрыв его как одухотворенно-тонкого музыканта-художника, наделенного и технической сноровкой, и артистическим обаянием. Обладатель II премии «Опералии» Пласидо Доминго (Париж, 2007), сегодня он сделал впечатляющую карьеру на ведущих оперных сценах мира, но в России стал известен не так давно. В Большом театре певец дебютировал лишь в 2016 году (Водемон в «Иоланте» Чайковского), а в прошлом году спел на этой же сцене партию Хозе в «Кармен». Голос певца лирической (лишь отчасти лирико-драматической) фактуры тембрально благороден и мягок, пластически податлив и чувственно выразителен. Звучание этого артиста, не отличаясь особой объемностью эмиссии, яркой рельефностью вокального посыла, подкупает, прежде всего, внутренней музыкальностью, изысканно тонкой нюансировкой, утонченной красотой мелодической кантилены, так что встреча с ним под занавес уходящего года оказалась однозначно позитивной.

 

Share on Facebook0Share on VKTweet about this on Twitter0Share on Google+0Email this to someone

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *