АРТИСТ МИРА. FONO FORUM

Владимир Спиваков разносторонний и занятой человек: дирижер, скрипач, глава многих музыкальный организаций и основатель собственного фонда. У него высокая репутация во всем мире, а в своей стране — он герой. Стефан Шварц встретился с ним на Музыкальном фестивале Райнгау в Висбадене.

Не успел Владимир Спиваков несколько лет назад сообщить по телевизору о нетерпимом положении дел в Российском национальном оркестре, как у него зазвонил телефон. Хорошо знакомый голос Владимира Путина спросил, как Спиваков относится к идее создания нового оркестра. Очевидно, Путина беспокоило, что дирижер и скрипач Спиваков, краса и гордость новой России, может найти работу за рубежом. Чтобы предупредить такую возможность, известный своей решительностью президент включил машину на полную мощь. Уже через пару месяцев после того, как Спиваков оставил пост главного дирижера Российского национального оркестра, Национальный филармонический оркестр России собрался на свою первую репетицию.

«Государственный оркестр был создан специально для меня», — говорит Спиваков, и видно, что значимость этого события снова напоминает о себе. Гордость, которая прозвучала в его голосе, говорила больше не о нем самом, а о его родной стране, где такое только и могло случиться. «Я вырос на русской земле. Она моя кровь, моя родина», — при этих словах его рука непроизвольно прижимается к сердцу. Здесь обрел он любовь к жизни, хотя многое давалось ему совсем непросто.

В солнечный полдень в саду роскошного висбаденского отеля «Черный козел» непрерывно курящий Спиваков отмахивается от всех прошлых интриг простым пожатием плеч: «Тогда с этим ничего нельзя было поделать». В Советском Союзе, когда общественные посты распределялись по произволу власти, над ними смеялись. Тот факт, что Спиваков вообще смог сделать международную карьеру, сначала как скрипач, с учетом тогдашнего режима граничит с чудом. Уже с самого начала ему вставляли палки в колеса: в 1969 в «благодарность» за победу на Международном конкурсе скрипачей в Монреале последовал четырехлетний запрет на выезд за границу. Если бы его первый великий меценат и близкий друг Леонард Бернстайн не использовал свое влияние, он мог бы за годы советской власти ни разу не выехать за пределы страны. В качестве основного двигателя интриг выступало концертное агентство Госконцерт, о котором многие российские артисты до сих пор вспоминают с ужасом.

Основной специальностью Госконцерта было под нехитрым предлогом и без ведома приглашенных музыкантов отдавать важные зарубежные гастроли их политически более благонадежным коллегам. «Караян приглашал меня как скрипача в Зальцбург три раза», — рассказывает Спиваков. «В первый раз я был якобы болен, во второй раз – поехал в Сибирь, в третий раз – у меня просто не было времени. Почему так было? Да потому». У каждого человека есть какое-то свое особенное выражение, которое сразу же увязывается с его натурой. У Спивакова – это чуть заметная, мягкая и слегка меланхоличная улыбка, которая выдает в нем человека доброго и терпимого. Однако он не смог сдержать порыва мрачного удовлетворения, когда констатировал: «С Советским Союзом покончено, а «Виртуозы Москвы» все еще существуют». Уже 32 года!

Спиваков и «Виртуозы Москвы»: создание этого элитного музыкального коллектива – без сомнения один из важнейших моментов в его творческой жизни. Хотя его существование всегда находилось под угрозой из-за политической обстановки. Все могло пройти совсем по-другому в 1979 году. Владимир Спиваков как раз дебютировал как дирижер с Чикагским симфоническим оркестром, молодой музыкант был восторженно принят оркестром и публикой. Прежде, чем был подписан контракт на последующие выступления, началась война с Афганистаном. Спиваков снова должен был понять, что означает «холодная война». Из Чикаго не поступало более никаких вестей в течение многих лет.

«Я сидел в Советском Союзе и никуда не выезжал», — рассказывает Спиваков о тех временах. Он хотел дирижировать, а его не выпускали из страны. Он собрал первоклассных друзей-солистов и основал собственный камерный оркестр «Виртуозы Москвы» к великой досаде соответствующих политических органов, которые не давали на это никакого разрешения. «Частная инициатива в Советском Союзе? Немыслимо!» — усмехается Спиваков и перед его глазами возникают лица испуганных аппаратчиков, которые загоняли музыкантов в буквальном смысле слова в подполье. «Мы репетировали в подвале, и у нас не было никакого статуса. Официальные власти нас замалчивали. Но, несмотря на это о нас узнали, по крайней мере, на Западе».

«Зарубежные агентства обнаружили нас довольно быстро и хотели нас пригласить концертировать по другую сторону железного занавеса. Когда они обращались с запросом в Госконцерт, им сообщали, что нужно сначала проверить наличие этого оркестра в их списках артистов и коллективов. Что еще за «Виртуозы Москвы»? Когда в восьмидесятые годы наступила политическая оттепель, растопилось и невежество чиновников. Были разрешены гастроли, которые были нужны Спивакову не в последнюю очередь для того, чтобы представить зарубежной аудитории молодых музыкантов своей родины. Так, например, в 1988 юному Евгению Кисину удалось совершить свое первое зарубежное турне вместе с «Виртуозами Москвы».

За прошедшее время многое изменилось, Советский Союз и КГБ ушли в историю, а состав «Виртуозов Москвы» обновился после того, как большая часть старой команды решила остаться в Испании и не возвращаться с солнечного юга к Деду Морозу. Конечно, на такой шаг повлияла не только климатическая карта. Условия, в которых оказались в переломные годы музыканты на их родине, казались бесперспективными. А Владимира Спивакова беспокоила судьба родины. Уже за пару лет до этого он подумывал о том, как бы помочь нуждающимся. В 1994 г. он создал, наконец, фонд, который кроме поддержки молодых музыкантов осуществляет многоцелевую гуманитарную деятельность. За свой вклад в благотворительные дела Спиваков был отмечен ЮНЕСКО и провозглашен «Артистом мира».

«Мне стало ясно, что когда происходят политические землетрясения, в поддержке нуждаются самые уязвимые члены общества». Наряду с детьми из бедных семей в помощи нуждаются талантливые дети, для которых в России сократились возможности получения образования, а те немногие педагоги, что остались, часто не были самыми лучшими. Спиваков посылает начинающих музыкантов на обучение к мастерам за рубеж, обеспечивает их музыкальными инструментами, оплачивает хирургические операции, он помогает там, где в нем нуждаются. Большую часть своих гонораров от выступлений он перечисляет в фонд. Деньги, вложенные в фонд, — это более благодатные инвестиции, чем деньги на банковском счете: «Человеку не нужны ни два дома, ни два автомобиля».

Гуманитарные взгляды Спивакова объясняют, почему на своей родине его глубоко уважают не только как артиста. Однако, когда он говорит, что должен заботиться о людях, он имеет в виду не только материальную помощь. Когда в 1999 г. он возглавил Российский национальный оркестр после Михаила Плетнева, он убедился, что там, как и во многих других организациях культуры, еще вовсю царил советский дух. Директор Российского национального оркестра Сергей Марков был негласным сотрудником КГБ и вел себя соответственно – его мало заботили чувства других людей. «Он держал музыкантов в немыслимом страхе», — говорит Спиваков. «Я не мог этого терпеть и расторгнул свой контракт через три года».

Он полностью освободил свой новый Национальный филармонический оркестр России от дурных социалистических веяний. Критерии отбора музыкантов очень суровы, это да, но наряду с мастерством, которое позволило сравнительно молодому коллективу уверенно занять видное место в концертных залах мира, на передний план выходит что-то иное. Что именно? «Любовь», — говорит Владимир Спиваков. «Любовь к музыке и любовь к публике. Прежде всего, взаимная любовь». Он называет музыкантов Национального филармонического оркестра своими друзьями.

Стефан Шварц

Fono Forum, июль 2011, http://www.fonoforum.de/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *