«Всё тот же Верди, но с новым драйвом» – рецензия на концерт Динары Алиевой, Владимира Спивакова и НФОР

По материалам информационного портала «OperaNews», автор – Игорь Корябин Концерт Динары Алиевой в Большом зале Московской консерватории с Национальным филармоническим оркестром России и Владимиром Спиваковым, состоявшийся 2 ноября, не входил в рамки открывшегося в октябре фестиваля «Владимир Спиваков приглашает», который в этом году посвящен 10-летию коллектива и который на сей раз, вместо компактного «залегания» в афише, двенадцать своих концертов растянул на полтора месяца. И всё же названный концерт, составленный из произведений Верди и посвященный 200-летию со дня его рождения, невольно ассоциируется с тринадцатым концертом юбилейного фестиваля. Концерт в БЗК носил благотворительный характер: средства от его проведения целевым назначением направляются на помощь Дальневосточному региону, пострадавшему от наводнения. Меломаны, конечно же, хорошо помнят предыдущее полнометражное выступление Динары Алиевой, состоявшееся на этой сцене три с половиной года назад (2010): концерт под названием «Ave Maria» был посвящен тогда памяти Ирины Архиповой. Но меломаны, несомненно, также хорошо помнят и сольный концерт певицы в Московской филармонии, состоявшийся на сцене Концертного зала имени Чайковского в том же году и с тем же, что и сейчас, оркестром. На сей раз в репертуаре Верди она ощущала себя, как рыба в воде – и было совершенно очевидно, что за три прошедших года исполнительница явно прибавила в мастерстве и профессионализме. Верди, конечно же, остался Верди, но буквальное сравнение интерпретаций одних и тех же арий из его опер, спетых ею на концерте в декабре 2010 года и сейчас, показывает, что артистка стала интерпретировать эту музыку несколько иначе – более глубоко и одновременно более тонко с точки зрения раскрытия ее психологической сути. Голос Динары Алиевой за эти три года претерпел заметную трансформацию от сопрано lirico spinto до сопрано лирико-драматического. С самого начала этому голосу всегда была присуща берущая в плен драматическая окраска, которая позволяла певице браться и за вердиевскую Виолетту, и за пуччиниевские Тоску и Мадам Баттерфляй. Вопреки ожиданию, в обсуждаемый вечер из «Травиаты» прозвучала не эффектная ария первого акта, которая всегда так и просится быть спетой в концертах, а финальные эпизоды оперы – драматически проникновенный монолог главной героини «Addio del passato» и заключительный дуэт Виолетты и Альфреда из третьего акта. И сразу же необходимо сказать, что принявший участие в концерте тенор Алексей Неклюдов – в настоящее время студент Академии хорового искусства имени Попова – в век явного дефицита первоклассных теноров стал впечатляюще достойным партнером: мимолетное появление в концерте этого стилистически культурного и технически грамотного исполнителя не осталось не замеченным. И хотя второй куплет арии Виолетты – узаконенная купюра – так и не прозвучал, а дуэт Виолетты и Альфреда ограничился лишь медленной частью, впечатление от интерпретации этих двух номеров, подготовленное прочувственным исполнением прелюдии к последнему акту оперы, было сродни сáмому настоящему катарсису – тому, что в подобных оперно-оркестровых рециталах не доводилось испытывать уже давно. Главной фигурантке этого вечера Алексей Неклюдов с уверенным знанием дела помогал и в вокальной «перекличке», имеющей место в арии Леоноры из четвертого акта «Трубадура». Обе сопрановые арии из этой оперы, а также мелодия Леоноры из последнего акта «Силы судьбы», стали теми номерами, которые три года назад были исполнены певицей и на сцене Концертного зала имени Чайковского. Однако если тогда общая фактура их звучания была более однородной и менее драматически контрастной, то сейчас художественную ценность интерпретации этих номеров существенно обогатило наполнение их изумительными интонационными контрастами, драматическими обертонами и филигранной отделкой нюансов, которые особенно востребованными оказалась, конечно же, в «драматической колоратуре» выходной каватины Леоноры из «Трубадура». Заметим, что на сей раз, в отличие от прошлого концерта, этот номер был исполнен с полагающимся повтором стретты. В тоже время, несмотря на то, что в этом концерте совершенно потрясающе, с удивительно точной расстановкой драматических акцентов, певица представила и арию Аиды «Ritorna vincitor» из одноименной оперы, а предъявленного драматизма ее голоса номинально хватило и на двух вердиевских Леонор, всё же следует помнить, что чрезмерное увлечение партиями ярко выраженного драматического репертуара Верди пока еще преждевременно. То, что продемонстрировала исполнительница, было и профессионально, и культурно грамотно, и артистически состоятельно, но настоящей драматической форманты с поставленным на дыхание звучанием грудного регистра в этом голосе нет. Скорее всего, пока нет, ведь развитие и трансформация любого певческого голоса – процесс долгий и основательный, форсировать который ни в коем случае нельзя. Очень удачно и к месту в этом отношении прозвучало болеро Елены из «Сицилийской вечерни», а спетая на бис молитва Дездемоны из последнего акта оперы «Отелло» напомнила о той партии, которую певице уже сегодня можно было бы смело включить в свой репертуар. Я бы, не задумываясь, чисто спонтанно добавил бы сюда еще Эльвиру из «Эрнани», Амалию из «Разбойников», Луизу из «Луизы Миллер», Амелию из «Симона Бокканегры», а возможно, и Амелию из «Бала-маскарада». Однако неожиданным обращением к принципиально новому типу репертуару на этом концерте стала для певицы именно ария Аиды из первого акта. Конечно, в исполнении Национального филармонического оркестра весьма приятно было услышать не только таких заигранных «монстров», как увертюры к «Сицилийской вечерне» и «Силе судьбы», но и более редкие, более утонченные вещи – такие, как вступление к «Разбойникам» и хор «Qual notte» из второй картины пролога оперы «Аттила». Хоровую поддержку обсуждаемого вечера взял на себя Хор Академии хорового искусства имени Попова, который, помимо участия в сольных вокальных номерах концерта, в самом его начале замечательно исполнил большие хоровые сцены из второго акта «Аиды», а в конце – знаменитый хор «Va pensiero» из «Набукко». Одним словом, посвящение Верди удалось на славу, а присутствие на этом событии для дотошных и вечно всем недовольных меломанов не превратилось в отсидку. Несомненно, сегодня Динара Алиева – одна из тех ярких оперных примадонн, которая своим поразительно живым и искренним творчеством приковывает к себе самое пристальное внимание – живое и искреннее.
Share on Facebook0Share on VKTweet about this on Twitter0Share on Google+0Email this to someone

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *