Владимир Спиваков: «Наш хрупкий мир удержат только дети!»

Владимир Спиваков 26 мая на сцене Светлановского зала Московского международного Дома музыки торжественно открылся фестиваль “Москва встречает друзей”. Мероприятие, объединяющее тысячи детей, проводится уже 11 лет, но в этом году оно особенное - приуроченное к двадцатилетию фонда Спивакова. В ближайшие дни работы у Спивакова – хоть отбавляй. Молодые таланты из разных уголков планеты выступают на фестивале в сопровождении оркестра "Виртуозы Москвы", руководителем которого Владимир Теодорович является уже много лет. Пойди тут, расслабься! А ведь маэстро Спиваков прилетел в Москву из Бостона, провел несколько репетиций и переделал кучу дел. Между тем, на его лице - ни капли усталости. - Это же дети, с ними общаешься – и жизнь возвращается, - улыбается он. - Владимир Теодорович, а те дети, которые выступают с вами – кто они, откуда? - Это – талантливые музыканты, лауреаты международных конкурсов, стипендиаты фонда Спивакова. Например, виолончелистка Анастасия Кобейкина – на 18-летие фонд подарил ей итальянскую виолончель – только что играла со мной в Линкольн-центре в Нью-Йорке... - На меня произвело впечатление исполнение "Кармен-сюиты" двумя маленькими мальчиками на ударных. - Эти мальчики – Антон и Артур – выступали вместе со своим учителем Ростиславом Шароевским. Ростик пришел к нам, когда ему было шесть лет. Он был таким маленьким, что мы ему подставляли скамеечку, чтобы его хотя бы было видно из-за литавр. А теперь Ростик вырос таким большим, что из-за него оркестр не видно! Между прочим, он первый исполнитель в России на маримбе. Когда видишь такие результаты, это все равно что посадить дерево и увидеть яблоки. Понимаете, какое это счастье. - Скрипач Дима Удовиченко рассказал мне потрясающую историю о том, как с помощью фонда получил инструмент, о котором мечтал... - Он сам из Харькова, и у него не было нормального инструмента, чтобы заниматься. Мы приглашали его на фестиваль два года назад, и тогда он одолжил скрипку у соседа. Я позвонил губернатору Харьковской области Михаилу Добкину и уговорил его купить Диме новый хороший инструмент. Вот такое чудо произошло. Теперь он играет на скрипке из Парижа. - На фестивале выступают довольно много исполнителей с Украины. Это специальная задумка? - Нет, просто так случилось. Знаете, на фестиваль съехались дети из 42 стран (я даже не могу перечислить все страны, подозреваю, что даже с Марса музыканты прилетели). Просто мы в фонде уверены, что дети, которые стояли на одной сцене, никогда не станут врагами. Наш хрупкий мир могут держать в мире именно детские ручки. - Какова цель фонда? Вы хотите сделать из детей таких же гениев, как Григорий Соколов или Евгений Кисин? - Вовсе нет. Моя мечта – чтобы каждый ребенок с детства чувствовал, что чужие люди способны его любить и по-настоящему заботиться. Мы стараемся это делать - одевать, помогать, принимать участие в их жизни. Фонд профинансировал 114 операций. Пусть это не наш профиль, но тем не менее. Дети должны знать, что музыка как ничто иное способна дарить надежду. - Я помню, был период, когда за надеждой в филармонию ходили только старушки. Но некоторое время назад, если я не ошибаюсь, все стало меняться... - И вы правы. Помню, как несколько лет назад одна знатная графиня привела меня в знаменитый Золотой зал Венской филармонии и сказала: вот в этой ложе я в детстве сидела со своей бабушкой. Я тогда подумал: как было бы хорошо, если бы такая преемственность была и у нас тоже. Но тогда об этом можно было только мечтать.Сегодня мечты почти сбылись. Классическая музыка востребована. К нам пришло новое поколение слушателей, которое мы воспитали в Доме музыки. - Каким образом воспитали? - Дом музыки проделал для этого колоссальную работу. Например, мы разработали детские и семейные абонементы. Сейчас эти абонементы – важнейшая артерия, которая питает наш Дом. Дети приходят к нам вместе с родителями, привыкают к этому месту, Дом музыки становится их домом. Так что мы творим новую историю, можно сказать, воспитываем нового зрителя. - А правду ли говорят, что существует детский абонемент, за которым идет настоящая охота... - Охоту ведут за абонементами "Дети-детям" и “Веселые уроки музыки с Виолеттой Модестовной”. Этот товар у нас расходится первым. Кстати, Виолетту Модестовну на самом деле зовут Светлана Степченко, она концертмейстер и, кроме того, озвучила массу мультипликационных фильмов. Если вы видели "Гадкого утенка" Гарри Бардина, то утенок – это Светлана. А я озвучивал Петуха. - Несколько лет назад я открыла для себя трансляции из Метрополитен-опера, и с тех пор не пропускаю ни одной. Не планируете ли вы сделать что-то подобное? - Трансляции оркестра на больших экранах – это моя мечта. Но это стоит больших денег. - Вы же Спиваков! Вам все помогут, если вы попросите... - Мне неловко все время просить мэрию. Я уже попросил улучшить акустику Светлановского зала, и Сергей Семенович Собянин пошел навстречу. Нам выделили деньги, и замечательный американский мастер, получивший пять "Оскаров" за свои изыскания, исправил акустику. Так что я очень счастлив. - Правда? А я слышала, что в зале опять будут переделки... - Просто недавно мастер приезжал и сказал, что техника все время движется вперед. И если раньше он думал, что он на сто процентов исправил акустику, то теперь считает, что только на восемьдесят процентов. Поэтому я бы хотел попробовать еще. Но уже не за счет мэрии, а за счет прибыли от концертов. - Школу свою не планируете открыть? - Нет, это невозможно. Я и так все время учу. - Сейчас много говорят о том, что среди молодежи процветает музыкальный спорт: играют все быстрее, все техничнее, но душа музыки уходит. - Потому что в наше время понятие "эффективность" стало затмевать понятие "качество"…  А между прочим, сейчас самым неэффективным назвали бы дирижера Евгения Мравинского, который выступал редко, проводил по пятнадцать репетиций, но зато его выступления остались в истории. - Говорят, что Мравинский - любимый дирижер Владимира Путина... - По крайней мере, Путин, когда встречался со мной, сказал: "Я бы хотел, чтобы Национальный филармонический оркестр был не хуже, чем оркестр Мравинского". Мне было очень приятно, что президент в детстве ходил в филармонию. Этим не каждый политик может похвастаться. - Владимир Теодорович, у вас же в сентябре юбилей. - Да, к сожалению... - Как планируете отмечать? - Только концертом. Не люблю пафоса. Приедут мои друзья. Надеюсь, что будет хороший концерт, а больше меня ничего не интересует. - А что себе на день рождения пожелаете? Чего бы хотели? - Хочу быть в движении все время. - Как-то вы сказали, что, играя на своей скрипке, как бы заново оживляете Страдивари. Значит ли это, что вы верите в бессмертие? - Да. Я верю в идею Паскаля. Все человечество - это один человек, живущий вечно. И эта мысль мне близка. Если бы так думали политики, не было бы того, что происходит. А еще я верю в бессмертную душу и верю, что когда она пролетит над мостами в Ленинградском дыму, как у Бродского, то каким-то отдаленным светом озарит людей... - У вас портрет Бродского в кабинете. Вы были знакомы? - Знакомы по стихам. Я очень хотел с ним встретиться, когда был в Нью-Йорке, но постеснялся. Об этом, пожалуй, сейчас жалею больше всего... По материалам газеты «Вечерняя Москва» от 26 мая 2014
Share on Facebook0Share on VKTweet about this on Twitter0Share on Google+0Email this to someone

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *