(Русский) «За моей спиной нет Уралмаша!». Три почти рождественские истории от Владимира Спивакова

Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

«За моей спиной нет Уралмаша!». Три почти рождественские истории от Владимира Спивакова
Автор фото: Игорь Черепанов. Источник: DK.RU
 

Письмо счастья

— Я, естественно, получаю кучу писем: помогите то, помогите се. Иногда дикие совершенно письма, например, просят помочь молодым людям провести медовый месяц на Канарских островах. Но бывают и такие, что без слез читать невозможно. Одно такое письмо меня прямо притянуло. Пишут, что есть девочка Катя семнадцати лет, у нее болезнь, при которой ребра, позвоночник развернулись и давят на сердце. Наши врачи дали ей три месяца жизни. А у меня дочка Катя, и мать моя Катя была. Операция в Германии стоит 57 тыс. 700 евро. Ну, я тихо послал деньги от себя. Потом приехал в Германию с гастролями. И так волнуюсь, знаете — мало ли, что там произошло. Прошу сопровождающую: «Пожалуйста, позвоните в больницу, узнайте, как там Катя». Она звонит, ее соединяют с этой Катей, и та говорит: «Я чудно себя чувствую, мне сделали две операции, я через две недели возвращаюсь в Москву». Счастье! Через неделю звонит мне митрополит Иларион и говорит: «Вы спасли дочку моих друзей, Катю, которую оперировали в Германии! И она придет к нам на концерт в Дом музыки 22 сентября!» А я даже ее никогда не видел… 22 сентября я дирижирую музыкой митрополита Илариона, и после совместного концерта заходит к нам эта семья — мама с огромным букетом, папа и девочка Катя — стройная как альпийский цветок, красивейшее создание. А был ведь просто ужас! Я был недавно в Германии и связался с доктором, который эту операцию делал, пригласил его на концерт в Штутгарте. Фамилия, кстати, у него — Островский, он 30 лет живет в Германии. Доктор показал мне, что было с Катей до операции (это ужас: картина Босха…) и рассказал, как он вставлял в каждый позвонок титановые пластины, причем, работа там ювелирная: на миллиметр ошибешься — и нет человека. Вот такая история.

Как Одигитрия Смоленская обрела дом

В свое время ко мне в Кольмар приезжал игумен Филипп, который служил в Страсбурге, и все просил, чтобы я вошел в попечительский совет будущего Храма Всех Святых в Страсбурге. Я ему говорю: «Ну, знаете, я не люблю быть свадебным генералом, да у меня и так этих советов достаточно». Он спрашивает: «А если Святейший попросит?» — «Ну, если Святейший, то отказать не могу». Через короткое время получаю я письмо от Святейшего… Ну что делать, вхожу в совет. А у них на тот момент долг по строительству был под миллион евро. У меня таких денег, конечно, нет, за моей спиной нет Уралмаша… Я обратился за помощью в компанию «Транснефть», и они этот долг погасили. Спасибо Николаю Петровичу Токареву и его соратникам. Игумен Филипп приехал в Москву, где я проводил концерт в поддержку строительства храма в Страсбурге. Дай-ка, думаю, подарю ему икону в храм. Она хранилась у меня 29 лет… Распаковал ее и охнул. Серебряный оклад, 18 век, в идеальном состоянии, огромная Одигитрия (Богоматерь) Смоленская. Вручил я икону игумену Филиппу, и пришел он в большое волнение… Оказывается, с 5 века покровительницей Страсбурга является Богоматерь, а самого Филиппа возвели и рукоположили на чин в Смоленске.

Чудо для Рахманинова

Я редко смотрю телевизор. Как-то случайно включаю, там сидит мужик здоровый, с такими руками крепкими. Александр Иванович зовут. И рассказывает, как он восстановил в Ивановке Дом Рахманинова. Рядом с ним сидят Коля Луганский и Денис Мацуев (известные пианисты, народные артисты РФ — прим.ред.) Я слушаю внимательно. Александр Иванович с такой страстью говорит об Ивановке, вот как Семен Гейченко говорил о Пушкине (о Михайловском). Мне интересно стало, я позвонил Коле: «Слушай, друг мой, а не привезешь ко мне Александра Ивановича?» Он согласился. У меня как раз была икона 17 века с Архангелом Михаилом. Думаю, подарю-ка я ее в Музей Рахманинова, раз человек этим занимается такой увлеченный, горит этим делом, значит, точно икона никуда не исчезнет. Приходит ко мне Александр Иванович и сходу: «Владимир Теодорович, как я рад с вами познакомиться! Я хотел сказать, что у нас в Ивановке обнаружена транскрипция романса «Маргаритки» Рахманинова, которую сделал Яша Хейфец для скрипки и фортепьяно». Я чуть под стул не упал. Это то же самое, как если бы я пришел в МГУ и стал бы говорить о теории простых чисел. Я ему говорю: «Александр Иванович, понравились вы мне, я хочу сделать вам подарок», и вынимаю икону. Он смотрит на нее и восклицает: «Так это же Архистратиг! А вы знаете, что Архангел Михаил был покровитель семьи Рахманиновых?» "Деловой портал" 11.01.2017
Share on Facebook0Share on VKTweet about this on Twitter0Share on Google+0Email this to someone

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *