(Русский) Chayka.lv: “Спиваков дирижировал в Латвийской опере, и только он знает, чего это ему стоит”

Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Национальный филармонический оркестр России под управлением Владимира Спивакова после концерта в Риге. 2 декабря 2019 года. Фото: Борис Донников

Великий скрипач и дирижёр Владимир Спиваков латвийскую публику балует — приезжает в последние десять лет ежегодно. А в этом году — уже во второй раз. Если в феврале он со своим всемирно знаменитым камерным оркестром «Виртуозы Москвы» сделал целое турне по городам Латвии (заглянул и в Резекне, в зал Gors), то на сей раз выступил в Латвийской Национальной опере со своим вторым детищем — Национальным филармоническим оркестром России. И это было незабываемо.

То, что концерт будет особенным, было понятно заранее по нескольким причинам. В конце концов, знаменитый музыкант понемногу оставляет карьеру солиста-скрипача (Владимир Теодорович на инструменте играет всё реже, но в феврале в рижском Доме конгрессов, например, на своей волшебной скрипке играл). И возглавляет теперь мощный симфонический оркестр, по статусу — один из главных в России. Коллектив этот уже не раз приезжал в Латвию, выступал, например, в юрмальском зале «Дзинтари» и всегда оставлял самые светлые воспоминания.

Уже одно неспешное и торжественное появление оркестрантов в золочёной коробке Латвийской оперы вызвало аплодисменты, а уж выход самого Маэстро — почти овации. И никто не знает, чего ему, уже 75-летнему, ставшему накануне полным кавалером орденов «За заслуги перед Отечеством», стоит выглядеть по-прежнему элегантно и улыбчиво.

Сразу вспоминается, как в марте 2015 года, после концерта в филармонической Большой гильдии, он, можно сказать, лихо отдирижировал бис темпераментное «Либер-танго» Астора Пьяццоллы и бодро ушёл со сцены. Но после этого — редкий случай — поклонников не пускали за кулисы на предмет благодарности за концерт и на предмет автографов. Его помощник стоял у дверей музыканта горой и не пускал никого: «Владимиру Теодоровичу плохо, он болен…».

Впрочем, потом взял несколько книг всемирно известного историка музыки Соломона Волкова (который, кстати, родился в Риге и впоследствии был одноклассником Спивакова по ленинградской музыкальной школе) — «Беседы с Владимиром Спиваковым» и через пять минут вернул с подписью «Благодарю! Спиваков». 

А в феврале этого года классик уделил целых семь минут после своего концерта в рижском Доме конгрессов и тихо, практически незаметно, выйдя на блиц-интервью из своей гримерной, сразу же предупредил: «Я к вам ещё приеду, приеду уже в начале декабря, но не с «Виртуозами», а с Национальным филармоническим оркестром России, который создал в 2003 году. Это будет турне по странам Балтии, мы заглянем в Таллин, Ригу и Вильнюс. Мы будем играть, среди прочего, и Рахманинова, Чайковского… Когда мы играем этих композиторов, мы невольно становимся их частицей…».

В третьем фортепианном концерте Сергея Рахманинова сейчас солировал замечательный пианист Александр Романовский, ему 35 лет, и играет он воистину вдохновенно. Быть может, так играл на фортепиано и сам Рахманинов. Сейчас Романовский, несмотря на молодость, уже почётный академик Болонской филармонической академии, победитель международных конкурсов в Больцано (имени Ферруччо Бузони) и Канту, лауреат Конкурса имени П. И. Чайковского, арт-директор Московского международного конкурса пианистов Владимира Крайнева.

Во втором отделении звучала Пятая симфония Петра Чайковского — как говорится, на одном дыхании. И в этой воистину драматической симфонии сошлось то, о чём многие меломаны думали в эти два дня, ведь накануне умер великий уроженец Риги, всемирно известный дирижер Марис Янсонс. Между прочим, одноклассник Спивакова по ленинградской музыкальной школе (вместе всё с тем же Соломоном Волковым — все трое учились на скрипке, знаменитым скрипачом стал только один из них).

И понятно, что этот концерт, сыгранный на второй день после ухода великого мастера, причём, сыгранный на его родине и там, где он начинал (с детства Марис Янсонс проводил время в Опере со своим отцом, тогда главным дирижёром театра Арвидом Янсонсом), был посвящён его памяти. Как говорил сам Чайковский о своей пятой симфонии: «Мотив всех умствований — есть чисто личное чувство уходящей жизни и страх смерти».

Овации зала, нескончаемые аплодисменты. И… элегантный поворот Спивакова к публике и его негромкий голос объявляет, что сейчас памяти его великого друга и коллеги Мариса Янсонса прозвучат два биса. «Грустный вальс», — промолвил Владимир Теодорович и зазвучал легендарный Valse Triste Яна Сибелиуса. Печальный и прекрасный вальс, который в середине буквально срывается в невероятную трагедию и безысходность, но… всё проходит, и остаются только грусть и печаль.

Кстати, в тех же беседах с Волковым Спиваков обмолвился, что некогда был влюблен в знаменитую пианистку Викторию Постникову и после того, как она от него ушла, Спиваков, сыграв этот «Грустный вальс», захотел… покончить с собой. К счастью, в последний момент от этого отказался.

А дальше произошло чудо. «Хачатурян. Вальс, «Маскарад», — сказал Маэстро! И зазвучала знакомая всем роскошная музыка, которая, несмотря ни на что, нам строить и жить помогает и в светлую даль ведёт. Аплодировали стоя. И с уверенностью, что новая латвийская встреча со Спиваковым и его музыкантами — совсем скоро.

Андрей Шаврей, портал Chayka.lv  04.12.2019

Share on Facebook0Share on VKTweet about this on Twitter0Share on Google+0Email this to someone

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *