(Русский) Olyrix: Международный фестиваль в Кольмаре памяти Клаудио Аббадо

Sorry, this entry is only available in Russian. For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Отдавая дань памяти итальянскому маэстро, российский скрипач и дирижер Владимир Спиваков отмечал и свое тридцатилетие в качестве художественного руководителя Международного фестиваля в Кольмаре вместе со своим Национальным филармоническим оркестром России (временно пребывающем здесь) и сопрано Хиблой Герзмавой в Церкви Святого Матфея (XIV век).

В прошлом году фестиваль был посвящен Евгению Кисину, 31-й фестиваль - памяти Клаудио Аббадо (1933-2014). Выбор Спивакова пал на итальянского дирижера еще и потому, что это позволило высветить крупные имена музыкального мира, которые известны не только своим талантом, но и своим альтруизмом. Клаудио Аббадо, открывший театр Ла Скала для публики не привилегированной и не очень образованной, как раз относился к таким людям. Концерт, данный Владимиром Спиваковым и Национальным филармоническим оркестром России по этому поводу под сводами элегантной Церкви Святого Матфея, представил собой широкую панораму великих арий, которыми дирижировал маэстро.

Две Леоноры начали и увенчали концерт. В арии “Pace, pace” первой из них из «Силы судьбы» голос певицы то возносился к раздирающим душу верхам, то источал роскошную бархатную мягкость. В полном соответствии с текстом отрешенно прозвучала “fatalità”, в нужный момент к самым высоким нотам подключилось вибрато, и ария завершилась поднятым вверх кулаком.

Для Леоноры из «Трубадура» финал Miserere обрел нужный ритм: то уместная пылкость, то нежнейшие соловьиные трели. Уверенные высокие ноты временами даже вызывали одобрительный шепот. Как и в прошлом году, на этом же фестивале и с тем же дирижером, певица элегантно сочетала эмоциональность и техничность, выразительность и театральность, то есть те качества, которые сделали ее постоянной гостьей Опера де Бастий (в этом сезоне она поет в «Дон Карлосе» и «Трубадуре»).

То повернувшись к первым скрипкам в диалоге с ними, то обращая свой взор на дирижера, то возводя глаза к небу, Хибла Герзмава не просто дает концерт, а как бы представляет слушателям тот сценический образ, который она создает для перевоплощения в каждую роль. Слишком быстрый темп в Casta Diva сделал Норму несколько необычной, но в арии Me parea Дездемоны он помог обеспечить заложенную в нее акробатическую виртуозность. Как это часто случается, после Ave Maria публика замерла в молчании и не сразу разразилась шумными аплодисментами. Спрятанный среди оркестра за одной из колонн церкви, как узник в «Трубадуре», тенор Алексей Неклюдов внес нужную по роли страстность. Как и в прошлом году, его деликатное piano несколько терялось на фоне богатого звучания оркестра.

В промежутке между ариями были сыграны, тоже в честь Аббадо, Вариации для кларнета с оркестром на темы «Риголетто» Луиджи Басси (1833-1871), кларнетиста Ла Скала, исполненные солистом Андреем Михайловским с таким умением и виртуозностью, что зал взорвался овацией.

Национальный филармонический оркестр звучит очень гармонично при полном сохранении под руководством Владимира Спивакова индивидуальности и оттенков, присущих каждой группе инструментов. Струнники соревновались с вокальным вибрато певицы и в увертюре к опере «Сила судьбы», сначала воинственной, затем солнечной, замедляли некоторые темпы, что позволяло усилить напряженность, особенно в бурных пассажах.

Многочисленные букеты цветов для солистки и дирижера свидетельствовали, в дополнение к бурным аплодисментам, о восхищении публики, среди которой было и много россиян.

Olyrix 12/07/2019 Селин Ваду

Фото - Бернард Фрухиншольц

Share on Facebook0Share on VKTweet about this on Twitter0Share on Google+0Email this to someone

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *